Посвятить епископа в рыцари

Тема в разделе "Интересное из мира шахмат", создана пользователем Hello Mo-Mo, 16 апр 2016.

  1. Hello Mo-Mo

    Hello Mo-Mo Местный

    0
    121
    +1 / -0
    Как никакой иной вид спорта, шахматы своей терминологией обогатили языки всех цивилизованных стран, речь ученых и политиков, писателей и военных, «Рокировка», «патовое положение», «эндшпиль», наконец «мат» — все это вошло в общенациональную речь русских и немцев, французов, голландцев и итальянцев.

    Но рекордный вклад шахматы — или, точнее, шахматисты — сделали в английский язык. Произошло это после того, как группа англичан — любителей поиграть, но не желающих изучать теорию дебютов, организовала в 1868 году своеобразный турнир. Дело в том, что они поменяли позиции коней, поставив на их место слонов, а на место слонов - коней. После этого, не могла идти речь ни о какой теорию. Конечно же, такие перемены в шахматах не прижились, но после этого турнира, в английском языке образовалась следующая поговорка «Посвятить епископа в рыцари», что означает нелепый поступок и лаже явную глупость. Дело в том, что шахматные слон и конь по-английски называются «епископ» и «рыцарь»...

    «Ход конем» — это выражение в переносном смысле обозначает некий обходной маневр, уловку, хитрость, изворотливость. И, пожалуй, наилучшим образом воспользовались таким «ходом» шахматисты Федеративной Республики Германии еще до объединения ее с Германской Демократической Республикой. Они сразили чиновников ссылкой на слова Фридриха II Барбароссы о том, что «шахматы — полезный вид спорта, имеющий воспитательное значение», и на этом основании шахматная федерация ФРГ получила известные финансовые льготы.

    Интересно, что сказали бы чиновники, если узнали бы продолжение фразы великого прусского короля: «Они (шахматы) воспитывают склонность к самостоятельному мышлению, а посему не следует их поощрять...»

    С этим «ходом конем» на равных, а может быть, и превосходя его, соперничает расхожая фраза о том, что основатель и идеолог советского государства Владимир Ильич Ульянов-Ленин считал шахматы гимнастикой ума. Именно так заявил, добиваясь открытия очередного шахматного клуба в Ленинграде в конце 20-х годов XX века, молодой тогда шахматный организатор Яков Рохлин кому-то из местных руководителей всесильной в СССР коммунистической партии. Тот, естественно, всего Ленина не читал, а то, что вождь до революции 1917 года в шахматы поигрывал, было делом общеизвестным. Пойти же наперекор Ленину — об этом партийный бонза и подумать не мог: клуб открылся! И «слова Владимира Ильича» верой и правдой служили шахматам еще без малого шесть десятилетий...